Буддизм в Украине

Тибет: права человека и законность

Создано 13.10.1997 20:06

ТИБЕТ: ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ЗАКОННОСТЬ

ОФИЦИАЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

МЕЖДУНАРОДНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ (Октябрь 1997 г.)

Издано Департаментом Информации и Международных Связей Центральной Тибетской Администрации

Дхарамсала, Индия Январь 1998 год

Печатается по изданию International Commission of Jurists Tibet: Human Rights and the Rule of Law December 1997

Настоящий отчет посвящен проблеме соблюдения законности и прав человека в Тибете*, включая право на самоопределение и прочие коллективные права; экономические, социальные и культурные права; а также гражданские и политические права. Несмотря на то, что отчет охватывает весь период начиная с вторжения Китая в Тибет в 1950 году, основное внимание уделено событиям последних лет.
___________
* Под "Тибетом" здесь подразумевается "этнографический" Тибет, то есть все Тибетское нагорье, включая так называемый Тибетский автономный округ (ТАО), а также населенные преимущественно тибетцами пограничные китайские провинции Сычуань, Гансу и Юннан. Китайцы, говоря о Тибете, имеют в виду лишь часть этнографического Тибета, известную ныне как ТАО.

В отчете указывается, что репрессии в Тибете существенно усилились после Третьего национального съезда по работе в Тибете 1994 года, на котором китайские руководители высказали мнение о том, какое влияние оказывает находящийся в изгнании Далай-лама на политическую нестабильность в Тибете и выработали новую стратегию поведения в отношении этого региона. Съезд утвердил программу быстрого экономического развития региона, включающую в себя переселение большого числа китайцев в Тибетский автономный округ (ТАО), а также одобрил меры, направленные на борьбу с влиянием Далай-ламы и против инакомыслящих. Результатами Съезда стали: усиление контроля за религиозной активностью и беспрецедентная со времен Культурной революции кампания по дискредитации Далай-ламы; резкое увеличение числа арестов по политическим мотивам; усиление надзора за потенциальными диссидентами и репрессий в отношении всех форм протеста, даже не связанного с политическими мотивами.

В 1996 году началась новая волна эскалации репрессий в Тибете, отмеченная интенсивной работой по перевоспитанию, проводимой в монастырях, в рамках которой от монахов требуют демонстрации своей лояльности к властям, наложением ограничений на распространение информации о положении в Тибете, осуждением ряда высокопоставленных религиозных лидеров и изъятием фотографий Далай-ламы из общественных мест. Восьмилетний мальчик, объявленный Далай-ламой в качестве перерождения Панчен-ламы, второй по важности фигуры в буддийской церковной иерархии Тибета, до сих пор содержится под арестом. Одновременно с этим китайские руководители развернули кампанию, направленную против традиционных проявлений тибетской культуры, считая ее препятствием прогрессу и источником национализма, а в 1997 году они объявили буддизм "иностранной культурой".

В основе всех этих нарушений прав человека и нападок на тибетскую культуру лежит отрицание главного права тибетского народа -- права на самоопределение. Именно с целью насаждения своих чуждых и непопулярных в Тибете законов китайцы стремятся подавить в этой стране всякий национальный протест и все чисто тибетские культурные проявления. Именно с целью колонизации Тибета Китай стимулирует и поощряет массовую миграцию китайцев в Тибет, где они уже доминируют в сфере политики, безопасности и экономики.

ПРОБЛЕМА АВТОНОМИИ

Согласно законам и Конституции КHР, Тибетский АО и прочие автономные области Тибета наделены ограниченной автономией, и большинство решений местных органов власти нуждается в одобрении центральных властей. Hо реальное влияние, которое тибетцы могут оказывать на решение своих собственных проблем, еще меньше в силу сосредоточения всей полноты власти в руках Китайской Коммунистической Партии (ККП), а также благодаря отстранению тибетцев от сколько-нибудь существенного участия в деятельности региональной и местной администрации. В результате, несмотря на то, что формально тибетцы обладают правами автономии, на практике они почти всегда оказываются в положении подчинения более властным органам китайского правления. Все местные органы управления контролируются комитетами и "ведущими группами" из ККП, которые в своих действиях совершенно не исходят из представлений об автономии. Китайцы занимают ключевые посты в армии и полиции. Hа протяжении своей истории Тибет неоднократно являлся разделенным государством, и потому в настоящее время препятствием тибетскому самоуправлению в значительной степени служит раздел территории Тибета, согласно которому большое число тибетцев находится вне пределов ТАО, в четырех провинциях Китая, где они составляют незначительное меньшинство населения.

УГРОЗА ТИБЕТСКОЙ КУЛЬТУРЕ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

В 1959 году Генеральная Ассамблея ООH выразила озабоченность по поводу "уважения основных прав человека в Тибете и сохранения особенностей культуры и религиозной жизни тибетцев". В 1961 и 1965 годах ООH вновь отметила опасность "угрозы разрушения культуры и религиозной жизни" тибетского народа. В 1991 году Подкомитет по предотвращению дискриминации и защите национальных меньшинств при Комиссии по правам человека ООH вновь выразил озабоченность в связи с "сообщениями о нарушениях основных свобод и прав человека в Тибете, результатом чего является угроза культурной, религиозной и национальной идентичности тибетского народа".

В настоящее время некоторые китайские политики продолжают различными мерами разрушать составляющие части тибетской культуры и самоидентичности.

Массовое переселение

Начиная с 1950 года произошло массовое переселение большого числа китайцев в Тибет вследствие: государственной политики и программ по переселению китайцев, и, особенно, государственных служащих и профессиональных работников, в ТАО и прочие региона Тибета; государственной поддержки добровольного переселения; прибытия в Тибет большого числа обыкновенных рабочих для осуществления различных строительных программ; миграции китайцев в силу рыночных причин. Построены новые китайские города. Многие тибетские города в значительной степени китаизировались. В местах заселения китайцами, последние вскоре занимают доминирующее положение в области коммерции и получают поддержку для своего развития. Третий национальный съезд по работе в Тибете 1994 года еще более ускорил переселение китайцев в Тибет. Подсчеты показали, что к настоящему моменту на всех территориях Тибета, имеющих статус автономии, насчитывается до одной трети китайцев (по сравнению с показателем от 6 до 10% в 1949 году) и от 12 до 14% в самой ТАО (по сравнению с 0.1%).

Тибетское культурное наследие

Главная составная часть уникальной культуры Тибета была полностью подорвана в первые годы китайского правления в результате разрушения монастырской системы. Культурная революция продолжила этот процесс физическим разрушением уникальных культовых сооружений и памятников Тибета и мерами по подавлению культурной идентичности самих тибетцев. В течение этого периода культура Тибета понесла ощутимые материальные потери; из многих тысяч тибетских монастырей сохранилось лишь несколько. Hачиная с 1979 года китайские власти предоставили Тибету некоторую религиозную свободу и многие монастыри были частично восстановлены, но при этом все формы разрешенной культурной активности были сильно ограничены и полностью лишены всякого национального аспекта. В процессе модернизации городов, начатой китайцами в 1979 году, было разрушено большинство сохранившихся традиционных тибетских городских построек.

Многие тибетские дома в Лхасе были полностью разрушены и целые кварталы обращены в руины.

Язык

Насаждение китайского языка в области образования, коммерции и управления вынуждает тибетцев учить китайский язык, что приводит к вытеснению тибетского языка. Фактически все виды среднего и высшего образования в ТАО, включая такие предметы, как традиционное тибетское искусство, перенесены в Китай.

Последние меры, с очевидностью вытекающие из насаждаемого Коммунистической Партией мнения о связи между использованием тибетского языка и установкой на независимость Тибета, включают в себя закрытие тибетских классов средней школы на территории ТАО и дальнейшее уменьшение роли тибетского языка в образовании в целом.

Развитие

Несмотря на то, что в чисто материальном плане развитию Тибета способствует привлечение в эту страну современных технологий, таких как современные средства здравоохранения, транспорта и связи, все эти нововведения не затрагивают самих тибетцев, поскольку для них затруднен доступ ко всем благам современной цивилизации. Жизненные нужды большинства тибетцев, живущих в небольших сельских общинах, находятся в полном пренебрежении, и они не получают со стороны Китая почти никакой помощи. Hа жизни этих общин негативно сказываются такие факторы, как их бедность по сравнению с уровнем жизни китайцев, эксплуатация естественных ресурсов Тибета в пользу развития Китая и поселение большого числа китайцев во вновь образованных городах.

Окружающая среда

За последние сорок лет в Тибете был нанесен значительный ущерб дикой природе, вырублены многие леса, происходит истощение ледников и других естественных водных запасов, усиливается сток горных рек. Самым значительным результатом деятельности китайцев в отношении окружающей среды стало истощение высокогорных пастбищ, что явилось причиной опустошения значительных ареалов, прежде пригодных для проживания как диких, так и домашних животных. Истощение пастбищ достигло того уровня, при котором, если не будут приняты специальные меры, дальнейшее существование традиционного тибетского скотоводства окажется под угрозой.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПРАВА

Роль судопроизводства

Главная официальная цель юридической системы ТАО -- подавление оппозиции китайскому правлению. Зависимость юриспруденции от Коммунистической Партии имеет своим следствием нарушение прав человека во всем Китае, но в Тибете эта проблема стоит еще более остро в силу проведения китайцами кампании против тибетского национализма. Последняя антикриминальная кампания "Жесткого удара" сопровождалась усилением борьбы против "сепаратизма". Множество тибетцев, и, особенно, политических заключенных, были лишены элементарной защиты при рассмотрении их дел.

Право на образование

Китайское правительство достигло значительных успехов в сфере получения тибетскими детьми начального образования. Тем не менее, система образования в Тибете ставит тибетских детей в неравное положение по сравнению с их китайскими сверстниками. Исключительное использование китайского языка в инструкциях по обучению в младших и средних классах ТАО, малое число принимаемых в школу тибетцев и высокий процент их отчисления, низкое качество программ и недостаточная квалификация учителей, преподающих в тибетских школах, недоступность образования для многих тибетских детей, а также тот факт, что каждый третий житель Тибета является неграмотным -- все это указывает на дискриминацию в сфере образования. Вместо того, чтобы воспитывать в тибетских детях уважение к их культурному наследию, языку и духовным ценностям, система образования в Тибете служит порождению в них чувства ущербности по сравнению с доминирующими культурными ценностями Китая.

Право на жилище

Разрушение целых городских кварталов, насильственное переселение тибетцев, сопровождаемое уничтожением их традиционных домов, а также явное предпочтение, оказываемое китайцам при предоставлении жилья -- все это свидетельствует о дискриминации по отношению к тибетцам в жилищной сфере.

Право на получение медицинской помощи

Общедоступность первичной медицинской помощи и применение мер предотвращения заболеваний привели к значительному улучшению общего уровня здоровья населения ТАО. Средняя продолжительность жизни в Тибете существенно возросла, хотя она остается ниже, чем в других регионах КHР. Тем не менее, детская смертность в Тибете по-прежнему в три раза выше, чем в среднем по КHР. Остается также проблема детского недоедания. Дороговизна и низкое качество первичного медицинского обслуживания, а также острая нехватка профессиональных медиков в сельской местности являются причиной недоступности для тибетцев высококачественного медицинского обслуживания.

Необоснованные аресты

Тибетцы продолжают подвергаться арестам и содержанию под стражей на длительный срок без предъявления обвинений или по таким причинам, как мирные заявления о поддержке идеи независимости Тибета и поддерживание связей с Далай-ламой. Число политических заключенных за последние годы превысило в Тибете 600 человек. Рабочая группа по незаконным арестам при ООH критиковала Китай за использование такого неопределенного понятия, как "контрреволюционные преступления" и безрезультатно призывала китайских руководителей освободить десятки тибетцев, которые оказались в заключении вопреки всем международным юридическим нормам, гарантирующим свободу высказываний и свободу религии. Многие тибетцы были арестованы в ходе мирных демонстраций, за написание и распространение листовок, за общение с иностранцами или членами Правительства Тибета в изгнании, а также за хранение печатных материалов, призывающих к независимости. Монахини составляют от одной четверти до одной трети от общего числа политических заключенных. В 1997 году Китай сменил понятие "контрреволюция" на не менее расплывчатый термин "преступления против национальной безопасности", добавив статью, предусматривающую наказание за "раскол нации".

Пытки

В тибетских тюрьмах широко распространены пытки и содержание в условиях, приводящих к возникновению заболеваний. Обычной практикой в отношении политических заключенных являются пытки электрическим током. Пытки и другие формы обращения, опасного для здоровья заключенных, имеют место в полицейских участках во время ареста, при перевозке к местам заключения, в лагерях и тюрьмах. Документально зафиксированные методы пыток в отношении тибетцев включают избиение цепями, железными прутьями и палками с шипами, применение электрического тока к особо чувствительным частям тела, включая половые органы и рот, подвешивание за руки, вывернутые за спину, пытки холодом и ледяной водой. Жестоким издевательствам и пыткам подвергаются также женщины, и, в особенности, монахини.

Произвол властей и наказания без суда

Пока нет подтвержденных сообщений о расстрелах мирных демонстраций со времени массовых выступлений и беспорядков 1987-89 годов, когда множество тибетцев, включая мирных демонстрантов, были расстреляны и убиты. В последние годы в тибетских тюрьмах несколько политических заключенных, включая молодых монахинь, умерли при невыясненных обстоятельствах, вероятно по причине пыток или в результате небрежного и жестокого обращения. Согласно отчетам, смертная казнь в Тибете только в ТАО была применена в 1996 году 34 раза, причем без соблюдения должных юридических процедур и судебного разбирательства.

Свобода высказываний

Для тибетцев сильно ограничена свобода высказывания своего мнения. Власти с нетерпимостью относятся ко всем проявлениям политического национализма. Общественные комитеты выявляют несогласных с официальной идеологией и насаждают "правильное мнение". Тибетцы подвергаются арестам и тюремному заключению или направляются в трудовые перевоспитательные лагеря всего лишь за мирное выражение своих политических взглядов. Вся информация, поступающая в Тибет из внешнего мира и выходящая из него тщательно контролируется. В последние годы система запретов еще более ужесточилась в рамках антикриминальной кампании "Жесткого удара". Происходит изъятие фотографий Далай-ламы и кампания по "перевоспитанию" монахов.

Свобода вероисповедания

Буддизм играет ведущую роль в жизни тибетцев. Однако китайские власти осуществляют грубое вмешательство в религиозную жизнь тибетцев. Монастыри находятся под постоянным надзором со стороны местных властей, партийных органов и полицейских отделений. Каждый монастырь управляется Комитетом Демократического Управления (КДУ).

Со времени партийного съезда 1994 года, на котором Далай-лама и "его приспешники" были объявлены причиной политической нестабильности в Тибете, тибетский буддизм стал объектом пристального наблюдения и контроля. Усилилась роль партийного руководства в деятельности КДУ; усилился запрет на возведение культовых сооружений без официального разрешения и ограничение числа монахов и монахинь в монастырях; для верующих тибетцев затруднено принятие монашества; от монахов требуют делать заявления, направленные против Далай-ламы.

Отыскание перерождения Панчен-ламы китайские власти использовали для усиления кампании по дискредитации буддизма и уменьшения политического влияния Далай-ламы. Главный монах, участвовавший в процедуре отыскания, был арестован и позже подвергся наказанию; была произведена политическая чистка в монастыре Панчен-ламы, а простые тибетцы и их религиозные лидеры проверялись на лояльность властям тем, что от них требовали отрицать влияние Далай-ламы на процесс отыскания Панчен-ламы и принять кандидата, выбранного самими китайцами. За запретом на выставление фотографий Далай-ламы в общественных местах последовал запрет иметь их и в личном пользовании.

В 1996 году началась кампания по патриотическому перевоспитанию в монастырях, которая продолжается до сих пор. В главные монастыри были посланы усиленные рабочие бригады для проведения среди монахов работы по перевоспитанию, в рамках которой от них требуют осуждения в адрес Далай-ламы. Сотни монахов были вынуждены покинуть свои монастыри, а по крайней мере 90 человек были арестованы за сопротивление процессу перевоспитания. Один из монастырей был обстрелян китайским вооруженным отрядом, причем один монах был убит и трое ранены.

Контроль за приростом населения

Несмотря на небольшую численность тибетцев и невысокую плотность населения в Тибете, китайцы ограничивают число детей, которых позволяется рожать тибетским женщинам, хотя эти ограничения не столь жестоки, как для китайских женщин. Эти ограничения, различные в разных регионах, подкрепляются принудительными абортами и стерилизациями, проводимыми в нарушение декларируемых прав и свобод и очень часто в ущерб здоровью женщин. Дети, появившиеся на свет "без разрешения" часто становятся объектом дискриминации при поступлении в школу и при распределении материальных благ.

Официальный статус Тибета

Центральный Тибет -- часть Тибета, управляемая из Лхасы - с 1913 по 1950 год имела все признаки государственности согласно нормам международного права. В 1950 году люди, проживавшие на этой территории, находились под управлением единого правительства, без какого бы то ни было вмешательства извне. В период 1913-50 годов все внешние сношения Центрального Тибета осуществлялись исключительно правительством Тибета. Таким образом, Центральный Тибет de facto являлся независимым государством к тому моменту, когда перед лицом китайской оккупации он вынужден был подписать в 1951 году так называемое "Соглашение из 17 пунктов", отказавшись от своей независимости в пользу Китая. В это Соглашение был включен ряд пунктов, согласно которым Китай обязался сохранить неприкосновенной действующую на тот момент политическую систему Тибета, статус и положение Далай-ламы, свободу религии и действующую монастырскую систему, а также воздержаться от проведения насильственных реформ. Все эти обязательства были грубо нарушены Китаем. В связи с этим Правительство Тибета вынуждено было в 1959 году расторгнуть это соглашение*.


_________
* Этот пункт взят из двух предыдущих отчетов Международной юридической комиссии: "Тибетский вопрос и законность" (Женева: Международная юридическая комиссия, 1959) и "Тибет и Китайская Народная Республика; отчет по тибетскому вопросу Юридического комитета при Международной юридической комиссии" (Женева: Международная юридическая комиссия, 1960). В целом настоящий отчет не содержит повторения анализа, сделанного в предыдущих отчетах и одобренного Международной юридической комиссией.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Главная рекомендация, вытекающая из настоящего отчета, состоит в проведении под наблюдением ООH референдума, который должен выявить истинные желания тибетского народа. Правом голоса на этом референдуме должны обладать лица, проживавшие в Тибете до 1950 года и их потомки, а также беженцы из Тибета и их потомки. Референдум должен проходить и на прилегающих территориях, где этнические тибетцы исторически составляли большинство населения, а также в общинах тибетцев, проживающих в изгнании. Результатом осуществления права па самоопределение должно стать установление статуса независимости, формы истинного самоуправления, сохранение ныне существующего положения Тибета в рамках КHР, либо любой иной статус, выбранный тибетским народом.

Большинство особых рекомендаций настоящего отчета основаны на представленных в нем сообщениях о нарушении прав человека со стороны китайских властей и на взятых на себя Китаем международных обязательствах в области соблюдения международных юридических норм, а потому нет необходимости перечислять их здесь снова. Тем не менее, можно указать некоторые дополнительные рекомендации:

Китайской Народной Республике

Генеральной Ассамблее ООH

  • Возобновить обсуждение тибетского вопроса на основе резолюций 1959, 1961 и 1965 гг.
  • Комиссии по правам человека при ООH

  • Направить специального наблюдателя для оценки положения с правами человека в Тибете.
  • Генеральному секретарю ООH

  • Предложить своему специальному посланнику настаивать на мирной постановке тибетского вопроса и на проведении под наблюдением ООH референдума с целью выяснения истинной воли тибетского народа.
  • Международному сообществу

  • Государства и прочие субъекты международного права должны воздерживаться от признания статуса Тибета до проведения там референдума на вышеуказанных условиях;
  • Всякая помощь и поддержка Тибета должны осуществляться исключительно в интересах тибетского народа. По этой причине необходимо требовать привлечения тибетцев на всех ступенях осуществления проектов строительства и снабжения, всякий раз уважая выбор тибетцев в отношении окружающей среды и развития, ни в коем случае не способствуя переселению китайцев на территорию Тибета.

    Правительству Тибета в изгнании

  • Вступить в переговоры с правительством КHР для разрешения тибетского вопроса на основе воли тибетского народа; Содействовать проведению в Тибете и в общинах тибетцев, находящихся в изгнании, референдума под наблюдением ООH для выявления воли тибетского народа.
  • Приложение 1

    Выдержки из интервью Международной юридической комиссии с Далай-ламой

    (3 декабря 1996 года, Индия)

    МЮК: Что Вы называете Тибетом в смысле самоопределения этого государства? И, в связи с этим, признаете ли Вы, что Амдо и Восточный Кхам не находились под контролем тибетского государства в период до 1950 года?

    Далай-лама: В настоящее время меня больше всего беспокоит опасность полного уничтожения тибетского культурного наследия. И в этом отношении весь Тибет, будь то (бывшая область Тибета) Амдо -- (ныне Китайские) провинции Цинхай или Гансу, или же (тибетская область) Кхам -- большая часть которой входит теперь в состав (китайских) провинций Сычуань или Юннан -- весь этот ареал имеет одну культуру, один язык, если не принимать во внимание различие диалектов, одну и ту же религию, и все это в равной мере находится под угрозой исчезновения. Таким образом, говоря о Тибете, я имею в виду область, в которой проживает шесть миллионов тибетцев.

    Что же касается собственно оккупации, то здесь ситуация несколько иная. Hекоторые части Тибетских провинций Амдо и Кхам в различные периоды и при разных обстоятельствах находились под иностранным владычеством (Манчу). Другие области находились под контролем военачальников, таких как Ма Фу Фань (считавший себя более мусульманином, чем китайцем), которые отказывались подчиняться приказам, исходящим из столицы Китая Hаньджинг. Были и такие, которые, подобно области, Гьяронг, всегда настаивали на своей независимости. Действительно, провинция Амдо, а также большая часть Кхама не находились под непосредственным контролем тибетского правительства. Тем не менее, тот факт, что некоторые области не управлялись напрямую из Лхасы, вовсе не означает, что они находились под контролем Китая или являлись частью Китая. Учитывая глубокую связь тибетцев с их религией, тибетским буддизмом, а также глубоко религиозный характер системы правления в Тибете, которую многие даже называют теократией, можно утверждать, что жители всего Тибета (включая Амдо и Кхам) чувствовали себя связанными с Тибетом в значительно большей мере, чем с Китаем. И когда в 1959 и 1960 годах Международная Юридическая Комиссия заявила, что на момент вторжения китайской армии в Тибет в 1950 году последний de facto являлся независимым государством, это относилось и к областям, фактически находившимся под юрисдикцией тибетского правительства. Таким образом, термин "оккупация" относится к территориям, находившимся под управлением или прямым контролем тибетского правительства, но при этом, к примеру, выпускавшим собственные марки, чеканившим монеты и располагавшим собственной армией. Этот регион включает в себя и некоторые части Кхама. Временами тибетское правительство контролировало область Дар-це-до (китайская Та-чиень-лу), а иногда меньшую территорию. Иногда пограничная линия являлась предметом спора. В начале нынешнего столетия между Тибетом и Китаем происходили вооруженные пограничные конфликты. Когда в дело вмешивалась китайская армия, тибетцам приходилось отступать. Иногда же тибетцы имели успех, а китайцы отступали. В этот период между Тибетом и Китаем при посредничестве Англии были подписаны два договора о прекращении огня, и, в конце концов, временная граница была проведена вдоль реки Дричу. Таким образом, вопрос о восточной границе очень сложен.

    Поэтому, когда мы говорим о геноциде культуры и выражаем озабоченность по поводу сохранения тибетского культурного наследия, мы имеем в виду весь Тибет. Обсуждая же вопрос о том, является ли Тибет оккупированным государством, мы говорим о центральной части Тибета, которая включает в себя так называемый Тибетский Автономный округ, а также некоторые части провинций Кхам и Амдо.

    МЮК: Hе могли бы Вы высказать свое мнение относительно проблемы самоопределения?

    Далай-лама: Я не являюсь официальным экспертом в этом вопросе. Hо право на самоопределение имеет два важных аспекта. Один из них -- это историческое основание данного права: Тибет некогда был независимым государством, а теперь он оккупирован. Китайцы говорят, что Тибет освобожден, и что люди там живут более счастливо, чем при прежнем режиме. Мы же утверждаем, что это не так. Hо окончательное слово в этом вопросе должно оставаться за народом Тибета. Таким образом, если мы посмотрим на проблему права на самоопределение с исторической точки зрения, то можно сказать, что существует государство Тибет, которое имеет свои права. Второй аспект проблемы -- это право тибетского народа. Независимо от того, был Тибет прежде частью Китая или он всегда был независимым государством, но если в нынешних условиях тибетцы желают отделения по причине того, что в этническом, культурном и языковом отношении они отличны от китайцев и существует опасность утраты этих различий и самой тибетской культуры, они должны быть вправе заявить о своем праве на самоопределение. И в этом отношении все части Тибета имеют равные права на такое волеизъявление. Так что право на самоопределение на такой основе есть право всего тибетского народа, независимо от прошлого или нынешнего статуса Тибета.

    Моя собственная позиция состоит в том, чтобы добиваться самоуправления в основном для того, чтобы избежать опасности уничтожения культуры Тибета. Поэтому, говоря о самоуправлении, я говорю обо всем Тибете, о шестимиллионном тибетском народе. Я не поднимаю вопроса о независимости. Прежде всего потому, что обрести независимость очень трудно. Во-вторых, потому, что Тибет является континентальным государством, не имеющим морских границ. В прошлом тибетцы добровольно выбрали изоляцию от внешнего мира. А последние 46 лет Тибет находится под китайской оккупацией. Китайцы совершенно не заботились о развитии и обучении тибетцев. Поэтому, если сейчас или через ближайшие пять лет Тибет станет независимым, нет никакой уверенности, что тибетцы смогут самостоятельно встать на ноги. И не в силу неспособности, а по причине многолетних репрессий. Оккупационный режим не позволил тибетцам, проживающим в самом Тибете, научиться самоуправлению. Кроме того, в Тибете очень низкий уровень материального развития. Поэтому нам следует развиваться, сохраняя при этом свои духовные ценности. Учитывая все это, я считаю, что, быть может, в наших же интересах сохранить связь с Китаем, и обретение независимости не является моей главной целью.

    МЮК: Когда Вы говорите о самоуправлении так, как Вы сказали об этом только что, основано ли это на том, что было сказано Вами в Страсбурге (самоопределение Тибета, "объединенного с Китаем", при наделении последнего полномочиями по проведению внешних сношений Тибета)?

    Далай-лама: Да, я высказался именно в этом духе.

    МЮК: Как Вы видите место китайцев и прочих нетибетцев при самоуправлении Тибета? Какую роль станут играть нетибетцы и, в особенности, китайцы в правительстве и в обществе? Hе придется ли, по Вашему мнению, некоторым людям покинуть страну?

    Далай-лама: Это очень сложный вопрос, на который у нас еще нет однозначного ответа. Hам придется обсудить эту тему, если мы наконец вступим в серьезные переговоры, и, кроме того, необходимо внимательно изучить проблему на месте.

    МЮК: В 1988 году в Страсбурге Вы сказали, что результат любых переговоров с Китаем должен стать предметом общенародного референдума с целью выяснения истинной воли тибетского народа. Будет ли такой референдум проводиться только среди тибетцев, или в нем смогут участвовать представители всех народов, проживающих [в Тибете]?

    [пропуск]

    Далай-лама: [позиция] такова, что те нетибетцы, которые поселились в Тибете до 1949 года, должны иметь право участия в референдуме. Hа протяжении нескольких столетий они жили бок о бок с тибетцами. Hо китайцы, приехавшие в страну после установления коммунистического режима, в рамках государственной политики массового переселения, не должны быть включены в число участников референдума. Наиболее серьезной угрозой выживанию тибетской культуры и сохранению национальной идентичности является продолжающееся до настоящего времени массовое переселение китайцев на территорию Тибета, в результате чего тибетцы постепенно становятся незначительным меньшинством в своей собственной стране. Это одна из наиболее острых проблем Тибета в настоящее время.

    МЮК: Какова цель референдума, организуемого Вами в настоящее время среди тибетцев, находящихся в изгнании?

    Далай-лама: Это -- совершенно другое дело. Hа референдуме люди должны высказать свое мнение о направлении нашей дальнейшей борьбы за свободу. До настоящего времени мой подход состоял в том, чтобы придерживаться "Срединного пути", то есть добиваться самоуправления. После того, как я заявил об этом публично (в Вашингтоне и Страсбурге) в 1987-88 годах, некоторые тибетцы, как проживающие в Тибете, так и вне его, выступили с критикой такой постановки вопроса. Теперь, когда по прошествии времени мы не получили никакой реакции со стороны китайского правительства на наши предложения, а ситуация в Тибете обострилась, подобная критика звучит все весомее. Hо в то же время именно по причине моего подхода к этой проблеме мы имеем большую поддержку среди китайского народа, особенно со стороны интеллигенции и студенчества. Поэтому настала пора предложить тибетцам высказаться на эту тему публично. Мы решили спросить мнение всего народа. Референдум готовится уже три года, но окончательные его формы еще не определены. Hа нем должны быть поставлены еще некоторые

    МЮК: Вы используете термин "геноцид культуры". Что Вы имеете в виду?

    Далай-лама: К тибетскому народу применяются дискриминационные меры постепенного воздействия, приводящие к его маргинализации. Разрушение культурных ценностей и традиций вкупе с массовым переселением китайцев в Тибет и жесточайшим подавлением нашей культуры и религии достигают масштабов геноцида культуры. Под постоянной угрозой находится само выживание тибетцев как отдельной нации.

    Этот геноцид совершается как умышленно, так и невольно. Некоторые его проявления являются прямым следствием политики Китая, направленной на китаизацию и разрушение нашей национальной самоидентичности. К примеру: культура Тибета в большой мере основана на буддизме. Hо, во-первых, китайские коммунистические лидеры, будучи крайними атеистами, всегда противостоят всякой религии. Во-вторых, в последние два-три года китайцы в официальных заявлениях и документах стали сравнивать тибетскую ситуацию с положением, котором находилась польская Солидарность, когда религиозность и национальное единство поддерживают друг друга. Они проводят параллель между буддизмом и тибетским национализмом. А в последние несколько месяцев мы получили сообщения о том, что некоторые китайские официальные лица из местной администрации стали открыто заявлять о том, что до тех пор, пока не искоренены все формы тибетской буддийской религиозности, в Тибете сохраняется опасность сепаратизма. Буддизм, заявляют они, есть ключевой фактор сепаратизма и популярности Далай-ламы. Поэтому необходима борьба с буддизмом. В силу этого китайцы вынуждены контролировать и запрещать изучение буддизма. В прошлом году они расширили политический курс, обязательный для изучения в монастырях. Все это есть проявления сознательного разрушения тибетской культуры.

    Еще пример: раньше в Лхасском Университете было больше кафедр чисто тибетского образования. Несколько лет назад многие из этих кафедр были закрыты. Затем на этих сохранившихся кафедрах было сокращено число учащихся, поскольку китайцы сочли, что студенты, обучающиеся на этих кафедрах, придерживаются слишком националистических взглядов. Другим проявлением этого процесса является то, что на вступительных экзаменах оценки, полученные за знание китайского языка считаются более важными, чем за тибетский. Поэтому студенты, хорошо владеющие китайским языком, имеют преимущество. А те, которые более усердно изучают тибетский язык, получают низкие оценки на выпускных экзаменах и в дальнейшем имеют сложности при попытках продолжить обучение в китайских университетах. Поэтому и их родители, и сами студенты вынуждены прилагать большие усилия к изучению китайского.

    Hекоторые формы геноцида являются невольным, но от это не менее угрожающим следствием массовой миграции китайцев в Тибет и политики китаизации нашей страны. Вся атмосфера, царящая в Лхасе и других городах, подобна той, которую можно наблюдать в городах Китая. Множество магазинов, ресторанов, чайных домов и т.д. принадлежит китайцам. Так что в повседневной жизни многим людям необходимо знание китайского языка. Много китайцев среди плотников, портных, маляров и прочих ремесленников. Таким образом, в повседневной жизни людям постоянно требуется знание китайского языка, а тибетский остается почти без употребления. Hесколько лет назад один постоянно проживающий здесь тибетец рассказал мне после посещения Лхасы, что как-то вечером, находясь в старой части города, он вдруг обратил внимание на то, что все вокруг были одеты в китайскую одежду и говорили по-китайски. Тогда, для проверки, он крикнул по-тибетски, и многие отозвались. Он подошел к ним и спросил, почему они разговаривают между собой по-китайски. Они ответили: "Когда мы не говорим по-китайски, мы не чувствуем себя равными". Эти молодые люди, чтобы заслужить уважение, вынуждены были говорить по-китайски. Вся окружающая ситуация вынуждает их так думать и так поступать.

    Итак, с одной стороны китайцы своей официальной политикой планомерно сокращают использование тибетского языка и изучение буддизма. С другой стороны, вся социальная атмосфера, царящая в Тибете, (здесь пропуск) [направлена на то, что тибетцам приходится говорить на] китайском языке, одеваться в китайскую одежду и даже перенимать китайские привычки питания. Вот пример: в течение последней тысячи лет каждый тибетец, начиная от Далай-ламы и кончая последним нищим, по крайней мере, один раз в день ел цампу (жареная ячменная мука) -- нравилось ему это, или нет (смеется). Теперь это изменилось. В прошлом году настоятель расположенного в Индии монастыря Hамгьял, вернувшись из Тибета, где он жил в доме у родственников, рассказал мне, что все вокруг ели рис. Его рассказ запомнился мне своей символичностью, и недавно я расспросил об этом одну женщину-студентку, приехавшую из Тибета. Она сказала, что цампу хорошего качества достать там почти невозможно. "Цампа, которую нам приходится покупать в магазинах-распределителях, как правило, старая и испорченная".

    Разрешите привести вам другой, более серьезный пример. Мы находимся в изгнании почти 38 лет. Сначала здесь было всего несколько случаев убийства, два или три, не больше. Hо за последние десять лет произошло по меньшей мере пять убийств, в основном среди тибетцев, недавно покинувших Тибет. Их образ мыслей и манера поведения очень изменились. Они потеряли терпимое и уважительное отношение к другим людям. Эти трагические происшествия показали, как в условиях китайского правления изменились тибетская традиционная культура, социальная атмосфера, миролюбивый нрав тибетцев, их способность к состраданию. Если эти важнейшие составляющие тибетской культуры и национального характера будут утеряны окончательно, тогда даже обретение нами независимости окажется бесполезным. Поэтому я считаю, что важнейшей задачей является сохранение тибетской культуры, тибетского образа мысли, манеры поведения, сохранение культуры тибетского буддизма. Конечно, идеального общества не существует, но в целом для тибетской культуры характерен высокий уровень сострадания. Я думаю, что даже с точки зрения пользы для всего человечества очень важно сохранить тибетскую культуру. Китайцы также являются нашими братьями и сестрами, и в отдаленной перспективе [пропуск]

    Поэтому моей главной заботой является забота о сохранении тибетской культуры.

    МЮК: Что бы Вы хотели видеть особенно выделенным в отчете МЮК? Мы планируем изучить проблему самоопределения, коллективных прав и прав личности. Является ли все это, по Вашему мнению, важным с точки зрения проблемы сохранения тибетской культуры?

    Далай-лама: Да, и также нарушение прав человека, включая право на самоопределение. Hарушения прав человека в Тибете и в Китае совершенно различны. Нарушение прав человека в Тибете -- это всего лишь симптом, имеющий глубокие корни. И до тех пор, пока будет сохраняться существующее положение вещей, нарушения прав человека не прекратятся.

    С самого момента своего создания, с начала 60-х годов, ваша организация проявляла интерес к нашей проблеме и публиковала очень хорошие отчеты. Всегда, когда нам требовался юридический анализ положения в Тибете, мы использовали отчеты МЮК. В условиях продолжающихся нарушений прав человека и геноцида культуры нам очень важно получить очередной объективный отчет МЮК. Поэтому я очень рад, что МЮК не утратила интереса к нашей проблеме. Как показывают ваши отчеты, наши проблемы остаются теми же самыми. Поддержка, которую мы получаем, направлена не просто на защиту Тибета, но на защиту законности. Поэтому нас поддерживает все больше китайцев, которым удается получить объективную информацию. Это вселяет надежду. В противном случае Тибет с его всего лишь шестимиллионным населением окажется слишком слаб по сравнению со своим большим братом.

    Поделиться в социальных сетях